9.

Впервые вступая в офис вдохните и выдохните несколько раз. Как перед глубоким погружением. Если у вас вместо башки — батискаф, стенки выдержат и вы достигните дна, чтобы когда-нибудь потом всплыть на поверхность в одном из собственных кабинетов.

Когда-нибудь человек увидит в другом себя. Как говорит один мой друг: увидит и о*уеет. А пока от рабства нас отделяет закорючка в конституции. При таком раскладе, офис — это достижение. Там хоть все и механизмы, как минимум не все бесполезны. А редкие моменты дней рождений возвращают людям на миг черты чего-то человеческого. Надеюсь вам также трудно даются эти моменты как и мне.

Мне трудно понимать людей. А делать так, как они просят — еще сложнее. Другое дело — офис. В нем все меняется. На горизонте маячит общее благо. Офис напоминает социализм в отдельно взятом бизнес-центре. Коллективизация, при которой твой степлер тебе не принадлежит, но это и не нужно. Те, кто воровал степлер, знаю, что дома он теряет всю магию и превращается в ненужный хлам.

Люди разные. Увидеть каждого — нужно усилие. Они притворяются что обладают ценой (зарплатой), притворяются что обладают знанием (квалификацией) и притворяются, что в жизни хотят только одного (результата). За каждым пиджаком бьется сердце, и стук сердец разнес бы мои барабанные перепонки, если бы не офис, где каждый — функция.

Скажите, сколько вам платят и я скажу где вы. Вы на земле. В НАСА сейчас выбирают людей, которые полетят на марс. Так вот они полетят от нас. Эти люди готовы жить нигде, лишь бы не с нами. Лишь бы не открывать глаза в нашем офисе, не просить одних и не отвечать на просьбы других. Они тешут себя мыслью, что там их никто не достанет. Они просто не знакомы с нашим офисом, он весь нацелен на результат. Мы до них и на марсе доберемся.

Рассказать друзьям Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter

Еще рассказы