5.

Часть 1

Пропали рег. номера машины. Я очень переживал. Представлял месть за парковку во дворе, хулиганов, случайных прохожих. Потом вдруг получил смс: у вас украли номер, положите тысячу рублей. И успокоился.

Рассказал Роме. Рома словно этого ждал. И тут же предложил массу вариантов: напиши им, пусть идут на**. Или: напиши, что им п**. Или: давай с ними встретимся. Это меня рассмешило. Будто номера украли, чтобы со мной общаться. Такая агрессивная стратегия поиска собеседника.

Рома словно ребенок, быстро влюбляется. Люди вокруг разрывают символический обмен: воруют, потом предлагают общаться символами: денег хотят. Ждут моего ответа, пускай и в виде 1 тыс рублей, на другом конце киви терминала. А Рома со своими признаниями в любви: «Су** вы позорные».

— Чего не пишешь?

— Какое может быть общение с тем, кто изначально ставит себя господином? — говорю. Может ли жертва взывать к человечности со своей позиции.

— Какая нах жертва? У меня когда мать не затыкалась, батя вместо того, чтобы в нее башмак кинуть, садился и писал ей письмо.

— Ну и как, помогало?

— Меня в интернат отдали, не знаю чем закончилось. Кстати, займи до понедельника.

— В следующий раз. Каждый сам себе инвестор.

Часть 2

— Каждый? Ну не знаю. Я тот еще инвестор. Инвестирую здоровье в крепкий алкоголь.

— Звучит рисковано.

— Там, где риск, там и прибыль.

Мы сидели за столом на кухне интерната. Вот-вот должны были вернуться с учебы дети. Подходил к концу месяц нашей работы. Не самой пыльной, но выматывающей. Я и несколько стажеров обсуждали свои впечатления. Здесь жили дети со сложным мироощущением, такое принято звать диагнозом. Из взрослых: персонал, аналитики и стажеры. Родители не могли перешагнуть порог интерната, их не пускали дальше приемной. Однако мы читали личные дела. Наблюдали за тем, как детей забирают на выходные.

— Его отец — герой нашего времени. Человек-мост. Постоянно протянутый над пропастью, соединяет концы с концами. Работает каким-то башмачником.

— Такой тип неудачника. Неспособный как выиграть, так и проиграть.

— Скорее способный. Чтобы стать никем нужен талант.

Стажеры часто отходили от принятой в профессии позиции, их разговоры скатывались в сплетни. Поводов для этого было достаточно — без происшествия не проходило и дня. У Эрика на прошлой неделе украли рег. номера от машины, он очень переживал. А вчера случилось это событие, с Дэмианом.

— И тут он бросился на нее с ножом.

— Я видел. Совершенно неуправляемый ребенок. Было по-настоящему страшно. Но она казалась спокойной. Просто начала с ним говорить. «Как дела, все ли у тебя хорошо».

Дэмиан действительно бегал по кухне с ножом. Это случалось. В кризисе дети могли перейти границу. Но этот раз был особенным, образы впечатались мне в голову, словно иллюстрации, по кадрам. В движении рук, лица было нечто резкое и привлекательное. Так бывает привлекателен жест, не требующий ответа. Опасность придавала ножу функциональное изящество. Я не смел двинуться, словно завороженный. Меня пробудил только ее голос: «Как дела, все ли у тебя хорошо».

— А он в ответ: «да, спасибо». Я сижу и думаю, какая нелепость. Будто актеры остались, а декорации сменили.

— Интересно, а если бы не сработало.

— В том то и фишка, что сработало. А что ей оставалось?

— Крикнуть: «су** позорные» и выбить у Дэмиана из рук нож.

— Вне интерната с ним бы точно разговаривать не стали.

На этом месте разговор неожиданно прервали, в комнату вошла женщина. Возможно мать одного из детей. Интересно, как она сюда попала?

Часть 3

— Я не знаю, к кому мне обратиться.

— Вы обратились сюда, — Башмачник отодвинул стойку с упором и улыбнулся.

— Да, обратилась. Но это разве поможет?

— Присаживайтесь. Расскажите подробнее.

— Если я присяду, вам придется встать. Перед вами сама королева. Хотя можете сидеть, я вам разрешаю. И так, с чего начать? Конечно вы правы, никакая я не королева, но я знакома с одной, а это даже круче, чем быть королевой. Зовут меня Катя. И мне срочно нужно к кому-то обратиться.

— Катя. Вы наверное знаете, психоанализ уже 10 лет как запрещен. Однако я помогу вам. Какая у вас проблема?

— Это еще что такое? Если бы я знала в чем моя проблема, для чего бы мне понадобились вы. Надеюсь вы видели себя в зеркало. Да и нет у меня никаких проблем. А те, что есть как я могу их высказать. Тем более вам. Я о вас ничего не знаю. Мне вас посоветовали, и я пришла скорее из любопытства. Какие у вас красивые туфли.

— Туфли? Прекрасно! Пускай будут туфли. На этом и остановимся. Когда вам будет удобно в следующий раз?

— Не поняла.

— В следующий раз в понедельник?

— На чем остановимся, на каких-то туфлях? Вы что смеетесь? Это все? Я едва рот успела открыть. Все на что вы способны? Я требую продолжения. Вы должны мне помочь. У моего сына украли рег. номера от машины, мой муж бегает за мной по кухне с ножом. Я ради вас перлась через город, мне такого о вас наговорили. Если это все, то хотя бы бесплатно?

— Увы. И так, в понедельник.

— Какой позор. За что только деньги берут. Держите, специально для вас на дороге нашла.

Дама бросила на стол странную гнутую монету. Башмачник слегка приподнял бровь. Звук показался ему знакомым.

— Я больше к вам не ногой. Знать бы мне, что это шарлатанство, вы такой же как все. Впрочем какая мне разница, я тут все равно не надолго. И чтоб вы подавились со своими услугами. Хотя знаете, мне так и сказали: вы, мол, умеете удивлять. Не соврали, су** позорные. Поэтому, конечно же я заплачу. Вы наверное испугались: пришла, кривой железкой заплатила. Ну, я все понимаю, всем нужно кормить семью. Вот…

Дама вытащила из кошелька жемчужину.

—… это вам. Так во сколько в понедельник?

— в 18.

— Мне неудобно. Вы что рехнулись. Вы совсем спятили. Вы видели пробки в 18. Это же конец рабочего дня. Какое еще 18. Я вообще не планирую приходить.

— До понедельника

И выпроводив женщину за дверь, башмачник закрылся в своем кабинете. Он выдвинул ящик стола, в котором лежали идеально гладкие жемчужины разных размеров и привычным движением кинул туда новую. Послышался глухой пластиковый стук.

— А вот это…

Башмачник осмотрел монету — на ней крупными буквами значилось «Банк Расии», « 0 рублей». Затем подбросил ее и прильнул ухом к поверхности стола. Монета упала с хрустальным звоном.

—… это уже интересно.

Башмачник положил монету в карман и вернулся к ремонту обуви, от которого его так бесцеремонно оторвали.

Рассказать друзьям Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter

Еще рассказы