3.

Я
Влюблен, впервые и постоянно. Ее глаза, руки, ноги, таз, горло, зубы, ногти. Чертовски трудный набор. Влюблен в фантом. И чем больше я брежу, тем меньше понимаю, где я и где она. Сон ставший явью только для меня. Реальность не видимая никому. Я

Люблю
свою обувь. То, что я надеваю на ноги. Все, что я надеваю на ноги. Все, что топчу. Становится мне дорого после первого отбитого каблука. После первой морщины на коже. Так стало и с ней. Когда я понял

С(к)уку
легко приручить. Моя игра скрыта за толстым слоем скуки. Слой она наносит на зубы по утрам, кладет тюбик; открывает баночку, на лицо, закрывает; полоскает горло. Чертовски трудный набор. Тело разваливается на отдельные куски, каждый требует внимания. Постоянно, как впервые.

Каждую ночь мне снится один и тот же сон. Вот уже год. Галлюцинации — это не нытик Достоевский с его показным ломанием рук 18-летней девочки. Бога он потерял. Будто имел.

Каждый день она как обдолбанная мечется между холодом и жаром, между силой и слабостью, теряет и теряет. Контрасты — это не нытик Достоевский с его показным превосходством 16-летнего мальчика. Право он имеет. Будто есть разница.

Рассказать друзьям Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter

Еще рассказы