18.

[Andrew Archer, www.andrewarcher.com/lost-you]

Коробочка. История 4. 

Мне было не хорошо. Я сидел за столом в большом зале, набитом людьми. Впервые в таком странном зале. До этого я лепил дома. Для мамы и, кажется, папы. Но на прошлой неделе что-то произошло. А сегодня меня привезли сюда.
— Ну что, юный гений, заходи, пожалуйста, в клетку. Там ты найдешь много пластилина.
Я сделал так, как мне велели. Женщина с красной помадой улыбнулась.
— А теперь лепи. Давай, как ты умеешь: шедевр! Мни пластилин, влево-вправо.
Я принялся гладить кусок. Левой рукой и правой. А когда устал, положил его на пол перед собой. В зале было очень тихо.
— Что это? Вы обещали показать нам шедевр.
— Одну минуточку. Сейчас я все устрою. Дорогой, что это?
Мне таких вопросов еще никто не задавал. В последний раз, помню, хлопали и кричали. А сейчас тишина. Я растерялся.
— Мне кажется, ему нужно помочь. Давайте немного пошумим, — она наклонилась ко мне близко-близко: а теперь давай, милый, повтори свой шедевр и прямо сейчас! Ты меня понял, дружочек?
И она показала мне картинки того, что я лепил на прошлой неделе.
— Вот как здесь. Готов? Раз, два, поехали. 

— Ну что, сука, давай, покажи нам шедевр.
Мне в руки снова вложили пластилин.
— Че сидишь, показывай. Все как было. Ну же.
И я принялся гладить его. А когда устал, положил на пол перед собой. 
— Это? — обратился мужик с красными ушами к женщине с красной помадой.
— А вы сами как думаете? Разве это похоже на фотку, глаза разуйте. Я же вам показала, что нужно.
— Ладно, ладно, счас все будет. Вы только отойдите, мало ль чего. Слушай, парень, — он наклонился ко мне близко-близко: видишь эту фотографию?
Я посмотрел на его руку. В ней лежала картинка, с изображением мамы и, кажется, папы. Ничего особенного. Я их уже видел. Меня волновало только одно: что делать дальше.
— А теперь смотри сюда, гаденыш. Повтори как здесь, свой шедевр, капиш?

Человек стоял рядом и молчал. Вокруг него по полу валялись куски красного пластилина. Изредка он тыкал в меня своим телом, тогда из меня тоже начинал сыпаться красный пластилин.
— Ну ты ж блять.
Кусок за куском вываливался из меня. Это было весело. Я поднимал их с пола, сминал в один ком и мял пальцами, вправо-влево. Почему-то тяжело. Было сложно двигаться. И пальцы скользили. Но странным было не это. Сам пластилин вел себя по-другому. Он дрожал в моих руках. Он дрожал так сильно, что меня начало трясти.
— И че теперь с ним делать?
— Ты меня спрашиваешь? Он ж псих. Ты видел фотографию. Че мы с ним возимся?
— Шедевр, блять. Выбьем из него шедевр и можем с тобой на пенсию идти. Тачки, дачи, все дела.
— На пенсию? Подай-ка мне кастет. Счас я сделаю нам пенсию. 

Куда? Не убежишь! Я раскатал пластилин плавным движением, стараясь придать ему форму, но он не поддался. Он вырывался из моих рук,  дергался, выл и кричал. Тогда я сменил тактику: мои движения стали четкими и резкими. Раз, раз, я уже не мял, а ломал его. Однако и пластилин вел себя иначе, теперь и он больше не лился, а стал тугим. Там где мне все же удавалось его согнуть, раздавался хруст. Когда я начал его бить, он стал трещать.

— Че он творит?
Я поднял глаза. Передо мной стояли два куска старого пластилина. Из таких должно быть уже лепили не раз. Никуда не годились. Я взял их в руки, смял в одним ком. Отчего раздался дикий хлопок, похожий на крик. И вдруг, произошло чудо. Весь ком сменил цвет на мой любимый. Как и неделю назад: из двух старых, получился один кусок нового красного пластилина. Точно как неделю назад. И я без труда повторил то, что сделал тогда.  

В комнате было тихо. Не было ни одной кровати. Я заметил небольшую коробочку для пластилина на столе. В ней как раз не хватало батончика. Я лег на место пустоты и накрылся крышкой. В коробочке было хорошо.

 

Рассказать друзьям Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter

Еще рассказы