13.

Она рассказывала сказки о своих путешествиях, а я перебивал. Потому что слишком много сладкого на ночь — тяжело. Она рядом, рада меня видеть, что-то щебечет — тяжело.

Сперва мы сидели, потом улеглись. Она и правда много где побывала. Ну и что? — вырвалось у меня, — ну и что ж что побывала, ты ведь никапельки не изменилась.
Лучше бы не вырывалось. Думаю, что вкратце ее ответ сводился к «а вот и нет». Но это если вкратце. Уже стемнело, когда мы наконец снова смогли спокойно говорить. Спокойно пожелать друг другу сна.

Я конечно все понимаю, впечатления, истории, но что меняется?
Ведь ничего не меняется. Никуда она не уезжала. Разве можно уехать от себя самого? Так я лежал и думал: подбрасывая слова в потолок и снова отбивая вверх своим лбом, затылком, лбом — сегодня чертовски не удобная подушка. То есть можно, конечно, простуду подхватить, но вот третья нога от путешествий не вырастет. В кровати, со спутанными мыслями, я никак не мог уснуть — а что собственно меняет человека? И вот я думал, думал, пока наконец рассвет не привел меня в чувство. В чувство того, что я рад ее возвращению. Только бы не уезжала.

Утром оказалось, что я был прав: никуда она не уезжала. А следовательно и не возвращалась ко мне. Перед дверью снова стояли запакованные чемоданы. И опять какие-то непонятные мне слова, то ли планы в стороны света, то ли упреки в мою сторону. Я посмотрел в окно — приятный туман. Пожалуй, побалую себя чем-нибудь сладким. Я вдруг остро ощутил насколько мне не хватает в жизни сладкого.

Рассказать друзьям Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter

Еще рассказы