16.

Коробочка. История 2.

Я помню ту ночь.  Я — один из ведущих хранителей слов. И это не пустые слова. Мой запас составлял порядка четырехсот тысяч. Согласитесь, неплохо. Пользоваться ими нужно было осторожно. Словно редкие животные: многие любили тишину. И чуть что, сбрасывали с себя остатки смысла, оставляя вас в ничего не значащей мешанине букв. Особенно редчайшие слова. Давно вышедшие из употребления, о которых приходилось  заботиться, были настолько хрупкие, что некоторые я боялся разрушить одним произнесением, самим их звучанием. Но той ночью все было иначе.

— Почему же вы не обратились к нам?
Уснуть не удавалось. Которую ночь вся мыслительная деятельность сводилась к одному и тому же. Я лежал на тахте и тщательно подбирал слова, в надежде, что они сработают. Нужно было нечто среднее, между теми, что мне было не жалко отдать, и теми, что возымеют эффект. Я подбирал слова и, одно за другим, опускал их в коробочку. Но казалось, ее ничто не могло заткнуть. Она была бездонна. И так каждую ночь.
— А кто вы?
Той ночью в дверь позвонили. Я накинул халат и поплелся открывать. Мыслями погруженный в коробочку. Тем временем, на пороге стоял незнакомый мужчина.
— Мы это мы. Те, что всегда рядом. Свои люди.
Он не стал дожидаться приглашения, вошел, и направился в комнату. Словно всегда жил в этой квартире. Не успел я опомниться, как незнакомец сбросил вещи с табурета и сел, — это то, как нас называют, —  вырвал лист из моего блокнота, попробовал писать на нем моей ручкой, не вышло, потряс ее, не вышло, выкинул, достал свою и написал несколько букв. Это слово не было мне знакомо. Или я просто не мог сосредоточиться.
— Благотворителей среди нас нет. Но вам готовы протянуть руку дружбы.
Я кивнул.
— Но кто вы ? Что-то случилось?
Странно, ответ был мне известен. Случилось и давно. Мой ночной гость был тому подтверждение.
— Как же, вы не знаете? А коробочка? Разве не о ней вы сейчас думаете? — и он достал ее из кармана своего пиджака.
Я потерял сознание.

Очнулся уже на диване. Кто он?
— Кто вы? Я требую ответа! Что вы от меня хотите?
— Ну, не стоит так переживать. Вы в безопасности. Я здесь, чтобы помочь вам. Ведь все мы люди, не так ли? Послушайте…
Я не слушал. Моя голова, мое сердце, не принадлежали мне. Все было в коробочке. Она сводила с ума. Еженощно она тревожила, не давала спать, нападала. Дада, она нападала, а я защищался. Всей силой своего интеллекта, всеми четырьмястами тысячами пытался угомонить эту коробочку. Одно за другим я отправлял свои надежды, инкрустированные словами, в ее всепоглощающий зев. Мне было страшно представить что будет, когда закончатся слова. И тут вдруг она оказалась снаружи, лежала на ладони этого незнакомца, похожая на небольшой портсигар.
— Я вижу, вы не понимаете всю серьезность ситуации. Ну что ж, я вам помогу, я буду говорить, а вы слушать. Внимание! Все, что вы не расслышали, знайте — это по вашей вине. Послушайте…

И он снова заговорил. Его речь напоминала бессмысленный набор слов, однако, вскоре я заметил нечто странное. Мне становилось легче. Что-то происходило в голове. Я прислушался. И со страхом осознал, что незнакомец произносил мои собственные слова. Те, что я, словно драгоценность, прятал глубоко внутри себя. По одному складывал в коробочку, для утоления ее жажды. Их этот человек бесцеремонно бросал мне прямо в лицо, хлестал голосовыми связками, крушил, давил своим языком. 

Не в состоянии понять, что творится, я старался повторять за ним, возвращая слова на полку своей памяти. Но напрасно. Стоило ему что-то произнести, как оно тут же таяло. Испарялось полностью. Все что он говорил. Это касалось не только редких слов. Вообще всех слов. Серьезность, ситуация, договор, благотворительность. Исчезало все: исчезла дружба, исчезла помощь, исчезли люди. Остались пустые оболочки в портсигаре, с которого я не спускал глаз. Моя черепная коробочка лежала, набитая пустотой, на ладони у незнакомца. Я со всех сил сжал голову руками. Незнакомец не унимался. Смысл слов, их связь с остальными, контекст, вырезался его тонкими острыми губами. 

И когда он, наконец, добрался до самого главного, это было уже слишком! Чуть только он произнес «коробочка», как внутри меня что-то вывернулось наизнанку. Я кинулся на своего ночного гостя со всей силой, что мог собрать в теле. Я бросился на него, метя в лицо. Пытаясь заткнуть ему рот своей рукой, головой, хоть чем. Спасти ее. Спасти ее! Но тот лихо увернулся, и я оказался на полу. Тогда я попытался закрыть себе уши. Но он видимо был готов и к этому, скрутил мне руки за спиной.
— Замолчите, замолчите! — стал я истошно орать.
— Замолчите!
И слово исчезло, я замолчал. А его губы зашевелились быстрее, словно руки у портного при кройке.
— Послушайте!
Однако я уже ничего не слушал. Я оглох.

[Reykjavik Invasion, Sig Vicious]

Рассказать друзьям Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter

Еще рассказы